На очередной передаче телеканала «Спас», журналист Александр Соколов (представленный там как «археолог и антрополог»), как то в традициях журналистов жёлтой прессы, опять перевирал научные факты. В принципе, столь заслуженного «археолога и антрополога», который не имеет ни одной научной публикации ни по одной научной теме, можно было бы просто проигнорировать. Я даже подумал, что телеканал «Спас» правильно поступает, вытаскивая на свет именно таких вот «специалистов» из числа верующих дарвинистов. Но наткнувшись на некоторые моменты в речи Соколова, всё-таки решил эти моменты прокомментировать.

Дело в том, что мы сейчас присутствуем при создании еще одной эволюционной легенды. Якобы о наличии у обезьян зачатков религиозного чувства и религиозных обрядов.

Началось всё с того, что эту идею недавно озвучил Станислав Дробышевский в своей лекции «Эволюция креационизма» (ссылка). Из чего можно заключить, что просветительская деятельность Станислава на ниве дарвинизма сказалась на его аналитических способностях крайне губительным образом. Он почему-то решил доказать аудитории, что зачатки религиозного чувства имеются уже у животных. И «доказал» это с помощью вот такого примера (Дробышевский).

…Например, не так давно в Африке среди диких шимпанзе обнаружена так называемая «религия». Религией это назвали журналисты, понятное дело, в самой статье такого слова, по-моему, даже и нет, но, тем не менее, что-то в этом есть. Заключается в том, что шимпанзе, в глухом лесу, причем даже не обязательно рядом кто-то есть, а мы про это знаем, потому что ставились камеры скрытого наблюдения, и они все это снимали. Но это самое шимпанзе в некоторый момент начинает взъерошиваться, ухать, прыгать, потом хватает здоровенный булыжник и с диким воплем швыряет его в дупло. Потому что все это происходит рядом с каким-нибудь деревом, в котором есть внизу дупло. После чего шимпанзе успокаивается и уходит. 
Но самое любопытное, что, как я уже сказал, не обязательно рядом кто-то есть. То есть это делается вроде бы не для окружающих, не напоказ. То есть понятно, что когда какая-то горилла, шимпанзе скалит зубы, взъерошивает шерсть, играет мускулами, бьет себя в грудь, но здесь это делается вроде как ради самого себя процесса. Честно говоря, непонятно, зачем. Никто не знает, шимпанзе спросить трудно, тем более, что они дикие шимпанзе. Но тем не менее — это не функционально, это не для того, чтобы получить еду, не для того, чтобы лучше размножиться или еще что-нибудь такое, а значит, это какое-то мистическое, религиозное действие, потому что оно непрактичное. А главное определение религиозности — это, собственно, непрактичность, обращение к чему-то сверхъестественному, потустороннему.

Чтобы исключить какие-либо недоразумения, вот оригинальная видеозапись, собственно, установленного факта:


Итак, по мнению Станислава, шимпанзе кидаются камнями в дерево потому, что у них какие-то зачатки религиозного чувства играют. А не по каким-то другим причинам.
Более того, по мнению Станислава, здесь мы наблюдаем именно «мистическое, религиозное действие», так как оно, видите ли, непрактичное. Сколько лет на свете живу, первый раз о подобном определении религиозного действия слышу. Я то всегда думал, что религиозное — это что-то, связанное с верой в сверхестественное. Но Дробышевский, видимо, совершил великий прорыв в науке, приравняв религиозное вообще к любому непрактичному действию.

Таким образом, если кому-то просто нравится давить пленку с пупырышками (вот такую):

То по определению Станислава, в этот момент этот «кто-то» не просто давит пузырики. А основывает новый религиозный культ («великого духа пузырчатой плёнки»).
Вот так же и шимпанзе. Когда обезьяна кидает камни в дупло — это вовсе не потому, что ей просто нравится так делать. И даже не потому, что камни, брошенные в дупло, издают такие звуки, которые вызывают у шимпанзе любопытство. Шимпанзе действительно очень умные и любопытные животные. Общий уровень интеллекта взрослых шимпанзе приравнивается к уровню развития человеческого ребенка 2 — 2.5 лет (я об этом уже писал раньше, ссылка). Понятно, что ребенок 2 — 2.5 лет может еще и не такие действия совершать.
Но по мнению Станислава Дробышевского, любые приземлённые версии здесь неверны. А верна исключительно его версия. О том, что шимпанзе таким образом какой-то религиозный ритуал исполняет.

На самом же деле, окончательная истина в этом деле недавно стала известна. Дело в том, что ночью мне приснился сон, в котором прораб Павел Степанович рассказал мне, почему шимпанзе кидаются в дупло камнями. Дело в том, что пока шимпанзе наблюдают за камнем, летящим в дупло, они в этот момент думают о космических кораблях, бороздящих просторы Вселенной:

В общем, при всей моей любви к буйной фантазии Станислава, я всё-таки вынужден признать, что его заявление о религиозном культе у шимпанзе не является сколько-нибудь обоснованным. Потому что шимпанзе может бросаться камнями по тысяче и одной возможной причине. Причем версия «космических кораблей, бороздящих просторы Вселенной» — звучит ничуть не хуже, чем версия Станислава Дробышевского.

Продолжить сочинение легенды о «религиозных обезьянах» решил Александр Соколов. На озвученной выше телепередаче он поведал проникновенным голосом (чуть ли не со слезами на глазах):

— Недавно описан очередной случай, когда гориллы (в данном случае гориллы… это раньше наблюдалось у шимпанзе), ну, можно сказать, оплакивали своего покойника. То есть, у них умер пожилой, если не ошибаюсь, самец… и приматологи наблюдали, как эти животные столпились вокруг, и как бы скорбили. То есть, это нельзя описать, как человеческая скорбь, но видно было, что у них сильный… переживания.

В этом месте мне тоже захотелось всплакнуть вместе с Александром Соколовым. Но я всё-таки решил сначала проверить, что же там «приматологи наблюдали» на самом деле.
И вот что обнаружил.
1). Прежде всего, в оригинальных научных статьях высказываются предположения, а вовсе не утверждения. Более того, в научных статьях даже приводятся возможные альтернативные объяснения. Уже только одно это обстоятельство делает проникновенный рассказ Александра Соколова не слишком надежным.
2). Эти предположения основываются на двух фактах. В первом случае, отдельные самки шимпанзе не бросали своих умерших детенышей, а долго носили их с собой. На основании чего ученые предположили, что матери, возможно, не могли с ними расстаться из-за любви к ним. Тем не менее, авторы озвучили и иные объяснения. Например, что ношение мертвых могло стать какой-то (редкой) традицией. Возможно, из-за какого-то отдельного сбоя поведения, после чего одни самки стали обучаться этому у других самок.

Ну а насколько эти самки «понимали смерть», можно судить вот по этому конкретному открывку (ccылка):
Перевод c английского:
Во многих случаях матери относились к трупам так, будто они были еще живы: они ухаживали за ними, отмахивали от мух, издавали пронзительные крики отчаяния, когда случайно роняли тела, и ложили их на землю «с большой нежностью и заботой, как будто они живы» — говорит Биро.

Вот таким вот образом шимпанзе «понимают», что их дети умерли.
В принципе, конечно, можно предположить, что матери шимпанзе «что-то там подозревают». Но это лишь одно из предположений, которое даже не выглядит самым очевидным.

3. Второй факт, это то, что обезьяны обступили мертвую самку, и какое-то время находились рядом с ней. А дочка этой шимпанзе находилась с ней в течение ночи. И это, по словам Александра, указывает на то, что «видно было, что у них сильный… переживания».
Очевидно, что «сильный переживания» Александра — его чистая выдумка. Если только у него нет телепатического дара, или он не знает обезьяний язык.
А теперь давайте попытаемся озвучить более простые объяснения. Что кстати, крайне рекомендует делать наука этология. Которая настаивает на том, что не надо использовать в случае животных антропоморфные объяснения, без крайней на то необходимости.
Как я уже говорил, интеллект шимпанзе примерно равен интеллекту двух — двух с половиной-летнего ребенка. Давайте представим себе двухлетнего ребенка, который обнаружил, что его мама больше не двигается, не общается, и не издаёт никаких звуков. Возможно, ребенок заподозрит что-то неладное. Но вот поймёт ли он, что мама умерла? Это большой вопрос. Ну а то, что этот шимпанзе на какое-то время останется рядом с матерью — это вообще весьма вероятное событие.
Итак, установленный факт можно объяснить разными способами. Как более простым, так и более сложным.
Получается та самая ситуация, когда:
— Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе — науке это неизвестно (С)

Так почему же Александр Соколов выбирает только один возможный вариант объяснения из нескольких возможных? Причем не более простой вариант, а наоборот, более сложный. Что у обезьян были «сильный переживания».
А потому, что Александру Соколову нужно пропагандировать свои личные верования. И для этого он не придумал ничего лучшего, чем выдать еще не проверенные точно предположения — за твердо установленные научные факты.

Ну и еще Александр там по ходу беседы напутал со временем раннего, среднего и позднего палеолита. У него получилось, что «в среднем палеолите еще никаких следов захоронений нет». В то время как их там уже есть. Видимо, наш выдающийся «археолог и антрополог» просто забыл, когда эти периоды начинаются и заканчиваются. Ну да ладно. К тому времени, когда наш выдающийся «ученый» всё-таки сподобится написать свою первую научную публикацию по теме собственной «научной специализации», он, наверное, уже разберется с этим вопросом.
Еще Александр заявил, что в нижнем и среднем палеолите «нет никаких находок, которые были бы хоть как-то похожи на погребение». Про ошибку со средним палеолитом я уже сказал. Но и про нижний палеолит Александр здесь тоже соврал. Уж не знаю, по незнанию соврал, или по злому умыслу. Но что соврал — это точно. Он хотя бы про Атапуэрку вспомнил, которую некоторые антропологи считают захоронением нижнего палеолита. Этот материал настолько известен, что есть даже в википедии (ссылка). Это и были бы как раз те самые «находки, хоть как-то похожие на погребение», о которых наш «выдающийся антрополог» (с ровным нулем научных публикаций) снова забыл рассказать.
Вообще, рекомендую Александру прочитать соответствующую главу у Алексея Милюкова. Там как раз этот вопрос анализируется (см. конец главы 5; ссылка). А то Соколов в своё время долго спорил с Алексеем Милюковым, но так, видимо, и не набрался ума-разума. Так что Александру нужно всё-таки прочитать этот материал. И заодно запомнить, когда начинается средний палеолит, и когда он заканчивается.
Не менее зажигательным было утверждение Александра про «отсутствие признаков захоронений» еще и в другом аспекте. Дело в том, что если подходить к этому вопросу так, как подошел к нему Александр, то окажется, что и у современных (или почти современных) тибетцев — тоже «нет никакой религиозности». Потому что после того, как стревятники съедают тела умерших тибетцев, никаких следов от такого погребения действительно не остаётся. И калмыки, видимо, тоже были нерелигиозными. Вплоть до 19 века. Потому что часто оставляли своих покойников прямо на открытом воздухе. Что вряд ли способствует сохранению следов захоронения. Особенно на протяжении сотни тысяч лет.
В общем, опять какой-то дикий винегрет получился. Из научных фактов, ужасно исковерканных Александром Соколовым.

Илья Рухленко, кандидат биологических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *